Пожилым продавцам недвижимости требуется внимание

ДОБРЫЕ СОВЕТЫ

Участникам рынка недвижимости от психиатра.

 

Константин Владимирович Лапин.
Врач психиатр-нарколог, специалист по судебно-психиатрической экспертизе, кандидат медицинских наук.

E-mail: 9163241302@mail.ru, ipa11@icloud.com

Между прочими, задайте вопрос:
Обращался ли продавец когда-либо к психиатру, или наркологу, не состоит ли под наблюдением в ПНД и НД?

Из пяти описанных пунктов, если у вас получается хотя бы один минус, то надо посоветоваться с психиатром. Просто позвоните мне. Это бесплатно. Возможно, я рассею ваши опасения.

Если минусов больше одного, или имеются сведения об учёте в НД, или ПНД, следует настоять на  психиатрическом освидетельствовании перед сделкой, потому что состояние неустойчивой психики может измениться быстро. Пригласить психиатра следует также, если человек пожилой (старше 65), несмотря на видимую адекватность. У пожилых бывает плохая память и другие особенности психики: они могут быть и подозрительны, и доверчивы на посулы, как дети, а значит некритичны.


Статьи

Особенности пожилых требуют бдительности

Иногда пожилые одинокие люди продают жильё, а потом пытаются его вернуть. Покупатели, вникайте в мотивацию продажи! Особенно, если квартира единственная. Спрашивайте, где будет жить. Когда меня приглашают провести психиатрическое освидетельствование, эти факторы на 80% определяют вывод о сделкоспособности, (см. «Психометр» на сайте: www.освидетель.рф). Дело здесь не только в психическом нездоровье.

Поясню на примере.

На психиатрическом освидетельствовании перед сделкой по продаже квартиры я увидел женщину 88 лет. При осмотре А. выглядела вполне опрятно: аккуратная причёска, живой взгляд, спокойное выражение лица. Одежда и обувь чистые, в хорошем состоянии, по сезону и в соответствие с деловой ситуацией: юбка, кофта, туфли. Поняла задачу медицинского психиатрического освидетельствования и согласилась на беседу. Правильно назвала свой возраст, текущую дату и адрес продаваемой квартиры. Предъявила справки из наркологического и психоневрологического диспансеров, из которых было видно, что в этих учреждениях она никогда не наблюдалась.

У меня возникло впечатление, что А. психически здорова. Чтобы подтвердить предположение о том, что она понимает суть, осознаёт последствия сделки и может руководить своими действиями, я стал расспрашивать, для чего она продаёт квартиру, в которой прожила много лет, есть ли у неё другая жилплощадь, и где она собирается жить после продажи квартиры. И тут понял, что А. не желает подробно объяснять мотивы сделки. Ответив, что перепропишется к подруге, которая, якобы дала на это согласие, она замялась с ответом на вопрос, где будет жить фактически. После паузы ответила, что не хочет об этом говорить. Я попытался объяснить, что вопросы задаю не из любопытства, что передо мной поставлена задача оценить адекватность её решения продать квартиру, где она проживала долгие годы, что покупатель должен убедиться не только в том, что в свои 88 лет она психически здорова, но и в том, что не действует под влиянием существенного заблуждения (согласно статье 178 ГК), обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (статья 179 ГК). Сделка, совершённая при таких обстоятельствах может быть признана судом недействительной.

Учитывая, что женщина одинокая, детей и близких родственников у неё нет, такие обстоятельства требовалось исключить. Я попытался объяснить старушке риски покупателя. Из последовавших скупых ответов услышал, что у неё есть квартира в Латвии. На вопрос, имеется ли у неё латвийский паспорт или российский загранпаспорт, она ответила, что паспорт ей дадут на вокзале. Этот ответ показался мне подозрительным. Женщина коротко сказала, что доверяет Б., соседу по площадке в Латвии, которого давно знает, с которым созванивается по телефону. Попросив дать мне возможность поговорить с этим человеком, я услышал по телефону, что мужчина «на другом конце провода» действительно существует, что он знает старушку, помогает ей, но приехать в обозримом будущем не может, потому что находится в Германии. Узнал я, что цена, за которую женщина продаёт квартиру, ниже, чем в среднем по рынку за аналогичные квартиры. Это и привлекло покупателя.

А мне показалось, что здесь «что-то не то». Несмотря на отсутствие явных признаков душевного расстройства, в мотивации женщины не было видно конкретной бытовой причины продажи квартиры. Её скрытность вызывала подозрение в том, что или её обманывают, или сама она участвует в обмане. Я понял, что должен рассказать о своих подозрениях покупателю, который ожидал за дверью кабинета. Особенно насторожил ответ о паспорте, который ей якобы выдадут на вокзале. Послушав меня, покупатель решил сам поговорить с дамой. Спросил, давно ли она знакома с «соседом Б.», есть ли у Б. семья, дети. Женщина сказала, что прежде, чем отвечать на эти вопросы, ей надо поговорить с ним по телефону, без свидетелей. И удалилась в туалет. По возвращении она заявила категорически: «Или покупайте квартиру без лишних вопросов, или сделка не состоится». Покупатель решил, что не нужно торопиться с этой покупкой, и ушёл. А я вспомнил фразу великого А.С.Пушкина: «И сказал ему Балда с укоризной: «Не гонялся бы ты Поп за дешевизной!»

Лапин Константин Владимирович. Судебно-психиатрический эксперт.
www.освидетель.рф




 

© 2013 освидетель.рф
Статьи

Яндекс.Метрика