Научные сведения о психиатрических освидетельствованиях.

ДОБРЫЕ СОВЕТЫ

Участникам рынка недвижимости от психиатра.

 

Константин Владимирович Лапин.
Врач психиатр-нарколог, специалист по судебно-психиатрической экспертизе, кандидат медицинских наук.

E-mail: 9163241302@mail.ru, ipa11@icloud.com

Между прочими, задайте вопрос:
Обращался ли продавец когда-либо к психиатру, или наркологу, не состоит ли под наблюдением в ПНД и НД?

Из пяти описанных пунктов, если у вас получается хотя бы один минус, то надо посоветоваться с психиатром. Просто позвоните мне. Это бесплатно. Возможно, я рассею ваши опасения.

Если минусов больше одного, или имеются сведения об учёте в НД, или ПНД, следует настоять на психиатрическом освидетельствовании перед сделкой, потому что состояние неустойчивой психики может измениться быстро. Пригласить психиатра следует также, если человек пожилой (старше 65), несмотря на видимую адекватность. У пожилых бывает плохая память и другие особенности психики: они могут быть и подозрительны, и доверчивы на посулы, как дети, а значит некритичны.


Статьи

Бред

Это одна из коварных «ловушек» в работе нотариуса, риэлтора, юриста. У людей в почтенном возрасте иногда возникают психические расстройства, не бросающиеся в глаза, но ведущие к серьезным имущественным потерям.

Я видел женщину, у которой появилась убежденность, что близкие родственники причиняют ей вред. Всю жизнь она была нормальной. Работала криминалистом, была замужем, вырастила сына и дочь. А в старости стала скандалить, писать жалобы в полицию и прокуратуру на зятя, дочь, внучку, с которыми проживала в одной квартире и владела 1/2 долей собственности. Родственники устали оправдываться, и обратились к психиатру. Бабушку положили в психиатрическую больницу. Находясь там, она жаловалась на кажущиеся ей издевательства со стороны медиков. Жаловалась сыну, сын жил отдельно, не поверил родственникам, что мать заболела, забрал ее из больницы и предложил пожить с ним в его квартире. Бабушка не долечилась. Вскоре и сын убедился в болезненном состоянии матери. Она вызывала полицию, обвиняла его в воровстве.

Сама бабушка думала о том, что лучше жить одной. Кто-то посоветовал ей обменять свою 1/2 долю квартиры на отдельное жильё. И она попала в лапы аферистов. Ей предложили оформить договор пожизненной ренты, пообещав взамен поселить в отдельную квартиру. Она согласилась. Нотариус не усмотрел в ее поступке странности, ведь она была активной, следила за внешностью, четко ответила на все вопросы. После того, как договор ренты был оформлен, «кукловоды» привезли ее в какую-то квартиру и предложили выбрать одну из комнат. Квартира ей не понравилась, потому что была темная и грязная. Кроме того, в другой комнате жил чужой человек. Она позвонила в «центр ренты» и отказалась от договора. Устно. Не поняв, что просто так сделку расторгнуть невозможно.

Принадлежавшая ей половина квартиры уже перешла в собственность к чужому человеку, тому, кто обязался выплачивать прописанные платежи на содержание рентополучателя. При подписании бабушка находилась в таком состоянии, что не понимала сути договора пожизненной ренты и имущественных последствий. Ведь она психически больна. Это веская причина для признания сделки недействительной. Поэтому внучка обратилась в суд и ко мне, чтобы это доказать. Я приехал к бабушке, обстоятельно побеседовал с ней, и написал для суда своё мнение. Проведённое мною психиатрическое освидетельствование послужило основанием для суда о назначении судебно-психиатрической экспертизы для того, чтобы отменить договор ренты. Я знал, что экспертиза должна подтвердить мое мнение.

Спустя какое-то время я позвонил внучке и поинтересовался, как решился их вопрос. Ответ не обрадовал. Оказалось, что бабушка не поехала на экспертизу, услышав, что там будут врачи-психиатры. Она невзлюбила психиатров с тех пор, как ей пришлось полечиться в психиатрической больнице. Отказалась ехать на экспертизу категорически. С ещё большим напором она стала обвинять родственников в причинении ущерба и вреда. Продолжает писать жалобы в правоохранительные органы. А уставшие родственники решили оставить все как есть. То есть половина квартиры, ранее принадлежавшая бабушке, до сих пор остаётся в собственности «рентоплательщика».

У читателя может возникнуть вопрос: если бабушка так не любит психиатров, почему она согласилась на беседу со мной? Дело в том, что у больных бредом людей парадоксальное мышление. У них страдает критический компонент, способность анализировать. С одной стороны они всех близких подозревают и даже убеждены, что те вредят. С другой же стороны они хватаются, как утопающий за соломинку, за любые обещания помощи пусть даже от посторонних, незнакомых людей, но которые разделяют их взгляд на вещи и события. Пообещал кто-то помощь, и они сразу верят, не подвергая малейшему сомнению. Когда перед встречей внучка сказала мне, что бабушка терпеть не может психиатров, я ответил: «Хорошо! Я представлюсь не психиатром, а судебно-психиатрическим экспертом, которого пригласил юрист, чтобы разобраться в ее сложной ситуации и помочь отказаться от договора пожизненной ренты, подписанного ею под чарами аферистов». Я соглашался с высказываниями бабушки, выражал ей своё сочувствие, вселял в неё надежду на то, что мы выведем мошенников на чистую воду! И она мне поверила. Когда я попросил ее рукописно заполнить форму заявления о согласии на освидетельствование, она охотно и быстро справилась, не обратив внимания на первую фразу: «Врачу-психиатру, судебно-психиатрическому эксперту».




 

© 2013 освидетель.рф
Статьи

Яндекс.Метрика